Скачать мобильную версию журнала «За Русский Народ»

Депутат Госдумы Борис Пайкин назвал брянскую колонию образцовой

Брянская воспитательная колония может произвести революцию в системе УФСИН.

Как сделать так, чтобы единожды оступившиеся молодые люди  не стали закоренелыми уголовниками? Проблема, над которой общество бьётся десятилетиями, была поднята в ходе первого дня региональной недели брянского  депутата  Госдумы от ЛДПР Бориса Пайкина.

Брянская воспитательная колония, которую Борис Романович посетил 3 июля, по праву может считаться образцово-показательной. Её воспитанники не просто отбывают срок за «колючкой». Они обучаются, получают востребованные во взрослой жизни специальности, развиваются физически и духовно. До четырех из восьми предлагаемых здесь профессий может получить в ходе отбытия срока попавший на брянскую «малолетку» подросток. Некоторые даже успевают поступить заочно в вузы.

Начальник колонии Андрей Разлуго по праву гордится своей школой, оборудованными самими воспитанниками учебными кабинетами профессионального образования,   тремя  музеями и прочей инфраструктурой. Но все же есть вопросы, с которыми сотрудники брянского УФСИН который год пытаются выйти на законодательный уровень.

Не так давно федеральным законодательством молодежный возраст для россиян был продлен до 35 лет. А своих подопечных Андрей Разлуго может перевоспитывать максимум до 19 лет, потом они отправляются на «взрослые» зоны. Туда, где совершенно другой уклад, и в роли авторитетов выступают не столько воспитатели и учителя, сколько матерые уголовники. Разумеется, в таких условиях многократно возрастают шансы на то, что молодой человек вместо пути исправления выберет тропу преступной жизни.

Возможность увеличить возраст содержания подростков в воспитательной колонии до 21 года Андрей Разлуго поднял в беседе с Борисом Пайкиным и председателем комитета  Брянской областной Думы по молодежной политике, физической культуре и спорту Сергеем Антошиным.

Как отметили парламентарии, это важная инициатива. Особенно, учитывая крайне низкий процент рецидивов среди освободившихся из брянской воспитательной колонии подростков. Буквально единицы из тысяч побывавших здесь ребят в дальнейшем вновь становятся фигурантами уголовных дел.

- На примере брянской воспитательной колонии мы видим, как можно и нужно возвращать обществу единожды ошибившихся в жизни молодых людей, - отметил Борис Пайкин. - По роду деятельности я посещал немало пенитенциарных заведений у нас в стране и за рубежом и могу оценить, как высоко здесь обустроен быт и работа с воспитанниками. И сейчас я четко представляю, какие действия нужно предпринять, чтобы способствовать воплощению в жизнь инициативы руководства колонии. В той части, которая касается повышения предельного возраста для содержащихся здесь ребят.  Каждый человек имеет право на второй шанс, и уж тем более его надо предоставить подросткам , которые оступились в силу своей неопытности  или навязанной им тяжелой жизненной ситуации.