Скачать мобильную версию журнала «За Русский Народ»

«Преступники», изменившие мир

Первые «особые конструкторские бюро» появились в лагерях ОГПУ еше в конце 1920-х: туда отправляли инженеров, строителей и других специалистов, осужденных по статье «вредительство». В сентябре 1938 года приказом наркома внутренних дел Николая Ежова был создан Отдел особых конструкторских бюро НКВА СССР, которому подчинялись разбросанные по ГУЛАГу конструкторские бюро и научно- исследовательские институты. Сами заключенные называли их «шараги»

 

НИКОЛАЙ КОШЛЯКОВ. МАТЕМАТИКА НА КУСКЕ ФАНЕРЫ

 

Математика Николая Кошлякова арестовали в конце 1941 года в блокадном Ленинграде по делу «Союза старой русской интеллигенции». Ученых брали буквально по списку: всех, кого так или иначе упоминали на допросах их репрессированные в 1936 — 1937 годах коллеги.

 

Кошлякова приговорили к расстрелу, но заменили высшую меру наказания 10 годами лагерей и отправили по этапу на Урал, в лагерь вблизи Соликамска. По рассказам коллег, вместо бумаги, которой в лагере не хватало, Кошляков использовал фанеру, соскребая ранее написанное куском стекла. В 1943 — 1944 годах Кошляков написал «Исследование одного класса трансцендентных функций, определяемых обобщенным уравнением Римана», показал его лагерной администрации и объяснил, что записи представляют ценность для науки. Начальство переслало исследование на Лубянку, оттуда оно попало на экспертизу в Математический институт имени Стеклова Академии наук СССР и легло на стол академику Сергею Бернштейну. Ученый поспешил отправить в НКВД положительный ответ и написал Кошлякову в Соликамск: «Надеюсь, что здоровье и силы помогут Вам продолжить Ваши прекрасные исследования». Прочитав открытку от академика, лагерное руководство выдало заключенному Кошлякову бумагу и увеличило паек.

 

Исследование ученого увидело свет в 1949 году, когда он еще отбывал срок. Разрешение на публикацию органы НКВД дали, но запретили упоминать фамилию математика-заключенного, поэтому работу издали под псевдонимом Н.С. Сергеев.

 

В 1951 году Николая Кошлякова освободили, в 1953 году ему дали Госпремию СССР, орден Ленина и квартиру в Москве, а в 1955 году математик был реабилитирован.

 

ЮРИЙ КОНДРАТЮК. ГИГАНТСКОЕ ЗЕРНОХРАНИЛИЩЕ И ПОЛЕТ НА ЛУНУ

 

Настоящее имя инженера Юрия Кондратюка — Александр Шаргей. В 1927 году, работая на Алтае механиком на зернохранилищах, он предложил построить огромный элеватор на 13 тысяч тонн зерна. Проект был осуществлен и получил название «Мастодонт»: гигантская деревянная постройка в городе Камень-на-Оби была возведена без единого гвоздя и без чертежей — Кондратюк строил ее как русскую избу, только высотой эта изба была с семиэтажный дом.

 

Сначала на строительство гиганта дали «добро», но летом 1930 года Кондратюка арестовали и обвинили во вредительстве: инженеру вменяли намерение уничтожить 10 тысяч тонн зерна и приговорили к трем годам лагерей, которые позже заменили ссылкой.

 

В ссылке Кондратюк подал заявку на объявленный Наркоматом тяжелой промышленности конкурс по проектированию Крымской ветроэлектростанции (БЭС) и победил. О его освобождении из ссылки просил лично нарком Григорий Орджоникидзе, и с 1933 года Кондратюк работал над проектом на свободе. В 1937 году на горе Ай-Петри началось строительство его ветроэлектростанции.

 

Кондратюк написал несколько важных теоретических работ в области космонавтики, самая известная — «Завоевание межпланетных пространств». Он рассчитал оптимальную траекторию полета к Луне, которую NASAприменило в своей программе «Аполлон» в 1961 году. Когда началась Великая Отечественная война, изобретатель ушел добровольцем на фронт. В феврале 1942 года он погиб.

 

Обвинения с Кондратюка сняли в 1970 году, реабилитировав его за отсутствием состава преступления.

 

НИКОЛАЙ ТИМОФЕЕВ-РЕСОВСКИЙ. НОБЕЛЕВСКИЙ КОМИТЕТ НЕ ДОЗВОНИЛСЯ

 

Генетик Николай Тимофеев-Ресовский происходил из дворянской семьи, но в годы Гражданской войны воевал в рядах Красной армии. С 1922 года молодой ученый работал с основателем русской школы экспериментальной биологии Николаем Кольцовым. В 1925 году по рекомендации Кольцова и приглашению немецкого Общества кайзера Вильгельма Тимофеев-Ресовский поехал работать в Берлин — в лабораторию исследования мозга Оскара Фогта.

 

Весной 1937 года биологу и его жене отказались продлить паспорта в советском консульстве, вынуждая их вернуться на родину. Но учитель и коллега Кольцов предупреждал Тимофеева-Ресовского, что ехать в Советский Союз не стоит: в Москве уже были арестованы трое из четырех его братьев. Так ученый стал невозвращенцем и остался в гитлеровской Германии.

 

В 1945 году он по-прежнему жил в Берлине, работая в институте мозга. Когда город заняли советские войска, военная администрация сначала назначила Тимофеева-Ресовского директором Института исследования мозга в Бухе, а затем задержала его и этапировала в Москву. Ученого проверяли на причастность к нацистским преступлениям, никаких свидетельств его участия в военных разработках не обнаружили, однако признали виновным в измене Родине и приговорили к десяти годам исправительно- трудовых лагерей.

 

В 1947 году его отправили на Урал в так называемую лабораторию «Б» — изучать воздействие радиации на живые организмы. Тимофеев-Ресовский был одним из пионеров дозиметрии, его исследования положили начало ядерной медицине.

 

В начале 1950-х ученого выдвинули на Нобелевскую премию за исследования мутации, но советские власти не ответили на запрос Швеции о том, жив ли он.

 

За колючей проволокой Тимофеев-Ресовский работал до 1951 года, затем его освободили из заключения, а в 1955 году сняли судимость, но вернуться в Москву не позволили. Генетик работал сначала в Свердловске, потом в Обнинске, в конце 1960-х снова оказался в Москве. Умер он в 1981 году, а реабилитирован был только через 11 лет.

 

ЮНЕСКО объявило 2000 год годом Николая Тимофеева-Ресовского.

 

 

 

ЛЕВ ЗИЛЬБЕР. ПАТЕНТ НА ИМЯ НКВД

Будущий вирусолог и иммунолог Лев Зильбер рос в большой семье — у его родителей было шестеро детей. Известность получил не только Лев: брат Давид Зильбер стал военным врачом, Александр прославился как композитор и режиссер (по совету певицы Лидии Руслановой он сменил фамилию Зильбер на Ручьев), а Вениамин — как писатель (он работал под псевдонимом Каверин).

 

Закончив Псковскую гимназию (там Лев подружился с будущим писателем Юрием Тыняновым) и Петербургский университет, Зильбер поработал в Москве, Франции и Германии, а в 1929 году стал директором Азербайджанского института микробиологии в Баку.

 

В 1930-е годы Зильбер боролся с эпидемией оспы в Казахстане, создал в Институте микробиологии Академии наук отделение вирусологии и Центральную вирусную лабораторию Наркомздрава, которую и возглавил. В 1937 году он отправился в экспедицию на Дальний Восток, где открыл вирус клещевого энцефалита, изучил эпидемиологию заболевания и его переносчика — таежного клеща, а также выделил 29 штаммов вируса. Но возвращении Зильбер оказался в Сухановской тюрьме по обвинению в шпионаже, измене Родине и диверсиях.

 

В заключении Зильбер разработал лекарство от пеллагры — смертельной в лагерных условиях болезни, вызванной истощением и авитаминозом. В 1944 году антипеллагрин даже удалось запатентовать — правда, авторское свидетельство было выписано не на имя Зильбера, а на Народный комиссариат внутренних дел (НКВД). В том же 1944 году Зильбер вышел из лагеря, а в 1946 году ему дали Сталинскую премию за монографию об энцефалите, над которой он работал, когда был арестован, то есть фактически наградили за те исследования, которые в 1939 году были истолкованы как «диверсия». В 1949 году судимость сняли, в 1955 году ученый был реабилитирован. Лев Зильбер умер в 1966 году, работая в своей лаборатории.